Главная » Спорт » Яна Батыршина: кажется, мы с Винер-Усмановой рады видеть друг друга

Яна Батыршина: кажется, мы с Винер-Усмановой рады видеть друг друга

Пятикратная чемпионка мира, серебряный призер Олимпийских игр-1996 Яна Батыршина, ставшая послом чемпионата мира по художественной гимнастике 2019 года, в интервью Сергею Смышляеву вспомнила былые успехи, поделилась мнением о современных реалиях своего вида спорта, раскрыла секрет побед сборной России, а также призналась: вернуться на гимнастический ковер она бы не хотела.— Ваша лента с золотого чемпионата Европы-1997 ушла на благотворительном аукционе в рамках чемпионата мира в Баку за 2,5 тысячи евро. Со стороны показалось, что вы и сами не ожидали такого ажиотажа вокруг этого мероприятия.— Если честно — да. Ведь прошло уже 20 лет. Если бы аукцион проводился тогда, я бы поняла. Но сейчас… для меня это было очень неожиданно. Как и то, что Мариана Василева (главный тренер сборной Азербайджана по художественной гимнастике – ред.) ленту выкупила, а потом отдала мне ее обратно. Что сказать… спасибо большое! С одной стороны — мне не жалко было расстаться с этой лентой, а с другой — каждый предмет все же на вес золота: все хранится в единственном экземпляре, аккуратненько, это память. А лента – мой любимый предмет. Но ради деток, если честно, все бы отдала! И я еще с ней (с Василевой – ред.) поговорю — не факт, что эту ленту все-таки увезу в Москву.

— А почему вы сами решили поучаствовать в этом аукционе? Сумму в 2,2 тысячи евро по ходу торгов предложили именно вы.

— Вообще в моей жизни было несколько таких благотворительных аукционов. Например, выставляла свой купальник — там тоже деньги шли детям с ограниченными возможностями, и я хотела принять в этом участие, помочь. А почему нет? В конечном итоге, кстати, я же свой купальник и выкупила. Вот и здесь тоже думала, что моя сумма будет последней. Но Мариана мне сказала: «Нельзя!» Так что вот так (смеется).

«В Атланте был очень неприятный момент»

— С этой лентой вы выиграли золото чемпионата Европы в 1997-м. А годом ранее принесли сборной России первую в истории медаль Олимпийских игр в индивидуальном многоборье. Насколько это было сложно и ответственно?— Знаете, в 96-м я про это точно не думала. Как и о том, что могу быть первой в истории России «художницей», завоевавшей олимпийскую медаль. Да я тогда – было-то всего 16 лет – вообще ни о какой медали не думала! Просто выходила и делала свою работу. Еще даже не осознавала, что выступаю за Россию на Олимпийских играх, что сбывается моя мечта. Только потом начала это анализировать, и могу сказать, что на той Олимпиаде произошел один неприятный момент.

— Какой?— Об этом мало кто знает, потому что все помнят мой конечный результат. А у нас там была совершенно другая система отбора — три круга соревнований. Сначала выступали все сорок человек, делали все предметы, попадали в двадцатку лучших. Потом эти двадцать делали еще раз все четыре предмета и попадали в десятку. И только потом эти десять человек боролись за награды. Так вот, чтобы попасть в двадцатку… я заняла тогда 13-е место! 13-е!!! Это был такой позор, просто ужас! В ту ночь, перед тем как из двадцати уже попасть в десять, я стала себя ругать, заводить: «Яна, это Олимпийские игры! У тебя вообще в жизни второй Олимпиады может не быть! Здесь твои родители! За тебя страна!» И только после такого поражения я завелась и в итоге выступила очень хорошо.

— На протяжении последних пяти олимпийских циклов сборная России вне конкуренции. Вы же попали в команду в другое время…

— В совершенно другое, да.— Насколько тогда это было сложно?— Нагрузка была двойная. Ирина Александровна (Винер-Усманова – ред.) тогда еще не имела в художественной гимнастике такого «веса». А мы с Аминой Зариповой вообще приехали из Узбекистана, вдруг стали россиянками, и в России нас тоже «зажимали»: не поняли, почему одна вдруг стала первым номером сборной среди сениорок, а вторая – среди юниорок. В России все были возмущены этим фактом, а нам потом еще и на мировой арене нужно было доказывать, что мы не просто так эти свои позиции занимаем. Было сложно, но это хорошее время.

«Кричала в трубку: «мама, я – чемпионка мира!»

— Ваша первая победа на чемпионатах мира пришлась на 1995 год, турнир в Вене. Хорошо его помните?

— Ой, это мой самый любимый чемпионат мира! Первая победа, мы — чемпионки мира в команде, а я еще и бронзу в абсолютном первенстве выиграла, что было для меня настоящим шоком. Помню все настолько отчетливо, будто это произошло только вчера: командный турнир, огромный зал, выступали я, Амина Зарипова, Наталья Липковская. Мы просто не успевали следить за другими, не знали, кто как выступил, ритм сумасшедший. И вдруг… победа! Первая для сборной России на чемпионатах мира в команде. Мы прыгали, кричали: «Чемпионки мира!» Побежала к телефону-автомату, кричала маме: «Мама, я – чемпионка мирааа!» Это была классная, великолепная победа! И с тех пор в команде мы не проигрывали ни одного чемпионата мира.— Ленту вы называете своим любимым предметом. Но как же тогда объяснить тот факт, что именно с лентой у вас лишь одно серебро чемпионата мира?— Да, удивительные вещи. Лента – мой любимый предмет, а она, правильно вы сказали, так часто меня подводила. В 1998-м я по всем показателям должна была стать абсолютной чемпионкой Европы, но именно лента преподнесла мне сюрприз. Ну, что сказать… Я ее все равно люблю и прощаю (смеется).— Часто слышал выражение: «Кто делает ленту – тот чемпион». В вашем случае, получается, это правило тоже срабатывало. Только наоборот: не сделала ленту – не чемпион.

— В принципе, я даже могу это объяснить. Я настолько любила этот предмет, настолько он мне нравился, настолько огромное я получала от этого удовольствие, что забывалась. Вот просто кайфовала и мысленно расслаблялась. И происходили такие вот потери. А булавы, которые для меня были настоящим адом — выбрала бы выступление с любыми предметами, но только не с булавами, умоляю, вот так я их боялась, тряслась, местами не любила — а они меня ни разу на крупных стартах не подводили. Наверное, я просто предельно на них собиралась и контролировала каждый шаг.

— Вам приходилось выступать в Баку во время своей спортивной карьеры?— Нет, ни разу. Впервые побывала в Баку после завершения карьеры. Если честно, это лучшая арена гимнастики, на которой я была в своей жизни.

— А как же новая арена в «Лужниках»?— А я там еще не была (улыбается), поэтому могу честно утверждать, что арена в Баку – лучшая из тех, на которых я побывала. В тренировочном зале шесть ковров, а можно вообще десять положить. Гостиница, зал хореографии – фантастика! Только тренируйся и показывай результаты.

«Солдатова уникальна»

— В правилах произошли достаточно серьезные изменения. Дине Авериной с обручем в финале вот сняли немало баллов. Согласны ли вы с утверждением, что по новым правилам красота приносится в жертву, так сказать, «трюкачеству»?

— Да, абсолютно с этим согласна. Хочется, чтобы спортсменки успевали раскрыть какой-то образ, чтобы были красивые мелодии, чтобы музыка соответствовала упражнениям. Но создать полный образ не удается практически никому. Потому что гимнастика стала безумно сложной: элемент на элементе, риск на риске, бросок на броске, поворот на повороте. И мне кажется, что надо что-то менять. Хочется видеть именно «художественность», ведь не зря эта гимнастика называется художественной, а не цирковой. И девочки, я уверена, тоже хотят где-то пройтись, взмахнуть рукой, сделать танцевальную дорожку, а не находиться все время в напряжении, кидать, бросать. Возможно, многие сочтут, что это шаг назад, но я так не считаю.— Александра Солдатова в апреле как раз и сказала мне в интервью, что в погоне за результатом не остается времени на красоту.— Кстати, Саша Солдатова — как раз одна из немногих, кому удается создать в упражнении образ. Она вообще уникальная гимнастка: с уникальными и внешними, и техническими данными. У нее все получается, так что зря она так сказала. Обидно, что Саша здесь не выступает.— Вы в Баку выполняете функции посла чемпионата мира. Когда наблюдаете за гимнастками, не хочется выйти на ковер?

— Вообще не хочется (смеется)! Вот как представлю, что выступаю в данный момент — так я же половины вещей не сделаю! Периодически смотрю — и не понимаю, как они все это выполняют? Как это возможно? Нет, возвращаться не хочу.

«Три месяца тренировала сборную Бразилии»

— А почему вы не пошли в тренеры?

— Я три месяца успела поработать со сборной Бразилии, и мне поступило предложение от телеканала. А у меня с детства была мечта — либо работать на телевидении, либо стать актрисой. И, скажем так, эту свою детскую мечту я исполнила. Периодически я и сейчас работаю на ТВ, веду какие-то проекты. Но не каждый день. Все-таки у меня семья, трое детей, полтора года назад родился третий сын. Так что сейчас я больше в семье. А тренировать не особо-то и хотела.— А в роли комментатора себя пробовали?— Звали, но не сложилось.— Возвращаясь к сборной России – вы знаете, в чем ее секрет?

— Думаю, мы умеем собраться на самых важных стартах. Если так анализировать… в групповых упражнениях в течение сезона мы можем проигрывать, но на Олимпиаде Ирина Александровна так заводит команду, что все собираются! А Олимпиада – это самое главное. А секрет… он прост: мне кажется, наши гимнастки больше всех трудятся и работают, отдают этому всю свою жизнь. Как и тренеры. По себе помню: когда занимаешься гимнастикой, до другого вообще нет дела, никаких мыслей. То же самое и тренеры — сидят с утра до ночи.Но, опять скажу, — такого, как сейчас, 20 лет назад не было — не было таких израильтянок, итальянок, тех же американок, которые сейчас в десятке. Сейчас можно сказать, что да — если наши все сделают чисто – ок. Но стоит допустить маленькую неточность – все! Та же Линой (Ашрам), те же белоруски. Казалось бы — с обручем в Баку Дина не уронила ничего. Раньше россиянок можно было обыграть, только если они теряли предмет. А сейчас чуть-чуть не докрутила, чуть-чуть не достояла — все, до свидания. Так что расслабляться не стоит. И не стоит думать, что Россия вне конкуренции. Наступают на пятки, очень интересная борьба.— В Москве недавно прошел первый в истории вида спорта чемпионат мира среди юниорок. Как он показал, спортсменки младшего возраста сейчас демонстрируют мастерство не хуже, а иногда даже и более искусное, чем взрослые. Они получают оценки на уровне сениорок и могут успешно конкурировать с ними на соревнованиях. Можете сказать, что такое положение дел влечет за собой некий этический конфликт, который можно сейчас наблюдать, например, в фигурном катании?— Считаю, что нет — у нас точно не будет такой ситуации, как в фигурном катании. Но соглашусь с тем, что лидеры юниорской сборной не уступают ни Авериным, ни Солдатовой, даже наоборот: они молодые, они смелее, напористее, они ничего не боятся, потому что им пока нечего терять. И они идут напролом. Зато у нас готово юное поколение и смена нынешнему составу.— Много слухов ходило о вашем конфликте с Ириной Александровной Винер-Усмановой. Какие сейчас отношения?— У нас нет такого, что мы перезваниваемся и общаемся каждый день, но когда видимся – всегда здороваемся. И, мне кажется, мы рады друг другу.

Источник: rsport.ru

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

x

Check Also

Звезды Тутберидзе, Туктамышева, японки: финалы Гран-при после ОИ-2014

Финал серии Гран-при по фигурному катанию стартует в Турине 5 декабря с коротких программ спортивных ...