Главная » Спорт » Анжелика Сидорова: за пять лет кто-то должен повторить рекорд Исинбаевой

Анжелика Сидорова: за пять лет кто-то должен повторить рекорд Исинбаевой

Прыгунья с шестом Анжелика Сидорова вырвала победу в драматичной борьбе с американкой Сэнди Моррис и впервые стала чемпионкой мира. В интервью Ильдару Сатдинову российская легкоатлетка рассказала о том, почему Моррис так активно «болела» за нее, когда будет повторен рекорд Исинбаевой, и о том, что питание в Катаре было не таким ужасным, как говорят.

«После победы два часа не могла пройти допинг-контроль»

— Анжелика, с победой! Как спалось после золотого финала?

— Да плохо! Я вообще всегда после соревнований плохо сплю, потому что эмоции кипят. Все равно в голове всё прокручиваешь. А тут чемпионат мира, победа — в десять раз больше эмоций, чем обычно. Плюс легла в ночь после финала очень поздно. Пока прошла микст-зону, пресс-конференцию, еще сидела два часа на допинг-контроле… Я в глубокой ночи вернулась в отель, так что не спала особо.

— Почему два часа провели на допинг-контроле?— Я долго не могла сходить в туалет (смеется). После соревнований это всегда сложно, потому что перед ними все выжимаешь из себя.

— Со стороны казалось, что первые пять высот в финале вы брали легко, с запасом, играючи. А как было на самом деле?

— Не то, чтобы это было легко. Больше приходилось головой работать, успокаивать себя, настраивать. По технике все получалось, выглядело легко. Но собраться и все время оставаться на предельной концентрации было тяжело.— На первых пяти отметках такой же результат показала американка Сэнди Моррис. На вас давила эта конкуренция, что соперница тоже идет уверенно, вровень с вами?— Я шла за ней и знала, что у меня нет права на ошибку. Нужно было прыгать за ней с первой попытки. Это было волнительно, но это и еще больше мотивировало меня, я больше концентрировалась.

— Да и невозможно же не смотреть на табло и не видеть результаты соперниц.

— Конечно, надо же следить за ходом соревнований. Я не смотрю сами прыжки соперниц, но за результатами слежу.— Вас удивило, что олимпийская чемпионка Дженнифер Сур не взяла высоту 4,80 метра?— Нет. Она несколько раз прыгала с нами на соревнованиях в этом сезоне, и у нее не все очень гладко всегда получается. Как и у многих.

«Моррис действительно искренне поддерживала меня. Не факт, что я бы так смогла»

— С какими чувствами выходили на первую попытку на высоту 4,95, которая раньше не покорялась вам в карьере?

— В тот момент я старалась не думать о том, что это 4,95. Все-таки еще была борьба за медали, и надо было обязательно прыгать, несмотря на то, какая высота. Я только потом поняла, что это 4,95, и не верила, как это произошло. В ходе борьбы я не смотрела на планку и не думала, какие там высоты. Так легче получается.— Моррис завалила последний прыжок на 4,95, и теперь судьба золотой медали зависела от вашего третьего прыжка. Мандраж был тот момент?— Конечно, я очень сильно волновалась! Я понимала, что вот он — мой шанс. Сэнди ошиблась, и у меня есть шанс выиграть золотую медаль. Страшненько было! Но, с другой стороны, я так устала, у меня вообще не было сил, хотелось скорее закончить всё. Я понимала, что если я не прыгну сейчас, у нас будет «перепрыжка», и не факт, что я бы выиграла. Поэтому максимально вложилась в этот прыжок.

— Когда вы разбегались во время решающего прыжка, Моррис начала хлопать вам в поддержку вместе со всем стадионом. Как вообще такое возможно?

— Я не знаю, как это происходит. Сэнди действительно очень искренне делает это. Не факт, что я бы так смогла поддержать соперника. Это очень приятно и очень здорово по-человечески.— Когда вы победили, Моррис чуть ли не первой пошла поздравлять вас. Что она сказала?— На чемпионате мира в Бирмингеме мы тоже соперничали с ней. Тоже на высоте 4,95. И поэтому об этом и говорили: «Ха-ха, опять мы тут вместе вдвоем! Сил нет, давай уже закончим скорее». Вот так шутили с ней. Такое общение с ней разряжало обстановку и помогало и ей, и мне быть в лучшем состоянии перед прыжками. С Моррис у нас такое доброе соперничество.— Вы чисто выполнили 4,95, планка на месте. Какие первые мысли?

— Я обалдела! Я понимала, что могу прыгнуть эту высоту, но с другой стороны — это как какой-то сон для меня сейчас. Я выиграла золотую медаль этим прыжком, смогла совладать с эмоциями. Я лежала и думала: хорошо, что все это наконец-то закончилось (смеется).— То есть для вас самое главное во время решающих прыжков совладать с эмоциями, а не справиться с какими-то техническими нюансами?— Именно. В хорошую форму меня подводит тренер, он занимается всей моей техникой. А я могу либо воспользоваться этим, либо всё испортить.

— А вообще какая знаковая высота для вас?

— Понятно, что все говорят про пять метров. Мне тоже очень хочется взять эту высоту. Это рубеж, который все хотят переступить, а дальше как пойдет.— Как долго продержится рекорд Елены Исинбаевой — 5,06 м, которому уже десять лет?— Сложно сказать. Вроде бы уровень результатов подбирается к этим результатам, но для 5,06 всё должно сложиться идеально. В течение ближайшего времени кто-то прыгнет на пять метров, но 5,06 — это совсем другое. Думаю, что в течение пяти лет должны добраться до этой отметки.— Это будете вы?

— Я надеюсь на это (улыбается). Но не только я претендую на это, конечно. Сейчас очень много сильных девочек, все прибавляют с каждым годом. Конкуренция у нас огромная, и это только приближает кого-то к отметке 5,06. Мы помогаем друг другу расти.

— Золото чемпионата мира наконец-то есть. Какая следующая цель у вас?— Это же только вчера случилось. Я поспать не успела, а вы уже про следующую цель (смеется). Главное сейчас — отдохнуть и готовиться к следующему сезону. Конечно, главная цель у меня — Олимпиада, выступить там достойно.

— «Достойно» — понятие размытое. Олимпийской бронзой будете довольны?— Не могу сейчас сказать. Бывают же разные ситуации. Например, прыгну 4,60 и выиграю бронзовую медаль Олимпийских игр. Хотя вряд ли такое случится. Ты можешь быть доволен бронзой, а можешь и расстроиться. Все будет зависеть от того, как сложится финал.— Вас, наверное, завалили поздравлениями?— Очень много звонков и сообщений! Я не успеваю всем ответить. Передаю через вас: я всем отвечу! Но чуть позже.

— Были какие-то неожиданные поздравления?— Очень много людей уже поздравило. Меня и Лена Исинбаева поздравила, написала, что очень приятно. И поздравления всех людей очень искренние, эмоциональные.

«У меня уже есть приглашение на зимний ЧМ-2020 в помещении»

— Как отметите золото чемпионата мира?— Не знаю пока. Я хочу уже доехать домой, увидеть родителей, мужа. Наверное, отмечу в узком кругу.— В микст-зоне вы говорили, что хотите добраться до баллона со взбитыми сливками, когда вернетесь домой с чемпионата мира.— Шутка, конечно (смеется). Перед чемпионатом мира мне приходилось немного ограничивать себя в еде. Поэтому все мои мысли были о том, что я съем после чемпионата. Сейчас отпуск, можно будет чуть-чуть расслабиться и позволить себе что-то лишнее.

— Вообще по ходу сезона сильно ограничиваете себя в плане питания?— Нет. Обычно за несколько дней перед стартом соблюдаешь рамки в еде. Это не то чтобы обязательно, это больше как элемент подготовки, дисциплины. Вот я готовлюсь к чемпионату и могу отказать себе в чем-то ради своей цели. Надеюсь, это тоже помогло.— Долгий отпуск у вас будет?— Мы еще не успели обсудить это с тренером. Две недели — сто процентов.— Это же мало!— А уже ведь близко зимний сезон, уже октябрь. Слишком долго отдохнуть не получится. Пока сложно говорить о планах на отпуск и на подготовку к сезону, потому что зимний чемпионат (мира в помещении) пройдет поздно, а Олимпиада начнется раньше, чем обычно. Нужно раньше выходить на пик формы, поэтому надо начинать прыгать раньше.— Какие планы по стартам на зимний сезон?— Не думаю, что выступлю на всех стартах. Скорее всего, зимой мы сократим мою концертную программу (смеется). Зимой у меня будет мало стартов. На чемпионат мира у меня уже есть приглашение за счет того, что прошлой зимой я выиграла зимний тур. Поэтому мне не нужно будет как-то особенно отбираться туда. Буду готовиться больше к зимнему чемпионату, плюс перед ним поеду на несколько стартов просто для проверки.

— Много разговоров о том, каково это тренироваться и выступать в Катаре при такой высокой влажности и 40-градусной жаре. Как вы переносили эти условия?— Для меня все сложилось очень хорошо. Внутри стадиона было совсем не жарко, очень комфортная температура благодаря кондиционерам. Даже в какой-то момент бывало прохладно, и хотелось одеться. Перед квалификацией мы немного не ориентировались на местности, разминались на жаре, на улице. Но потом поняли, что рядом есть манеж. Перед финалом я спокойно размялась в манеже, там тоже есть кондиционеры. Из-за жары я практически не бывала здесь на улице. Я приехала за день до старта. Вот если бы жили здесь две недели, было бы хуже. А так все хорошо.— От спортсменов были жалобы на условия в официальном отеле турнира — текут и неприятно пахнут кондиционеры, грязные шторы, еда плохая. Вы довольны условиями?— Серьезно, кто-то жалуется на грязные шторы? Ну, мы же сюда на чемпионат приехали. Мне нужна кровать, чтобы поспать, и душ. Вот кто-то жалуется на столовую. Но вот, например, прошлой зимой мы были в Глазго, и вот там абсолютно нечего было есть. Я ходила в Глазго голодная на квалификацию. А в Дохе в отеле спортсменов есть курица, макароны, овощи. Тут можно нормально поесть перед стартом. Не деликатесы, конечно, но мы сюда не отдыхать приезжаем.

Источник: rsport.ru

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

x

Check Also

Звезды Тутберидзе, Туктамышева, японки: финалы Гран-при после ОИ-2014

Финал серии Гран-при по фигурному катанию стартует в Турине 5 декабря с коротких программ спортивных ...